Прихожанка

«ПРИХОЖАНКА»
ПАМЯТИ ОДНОЙ ИЗ ПЕРВЫХ ПРИХОЖАНОК НАШЕГО ХРАМА ТАТЬЯНЫ СУРОВЦЕВОЙ
Рассказ певчей храма Валентины Цветковой

Так вышло, что по Промыслу Божию я стала служить в храме святителя Иоанна архиепископа Шанхайского и Сан-Францисского чудотворца поселка Литвинки на окраине г. Твери.

Храм новый, только что построенный и начинать надо было всё с нуля. По благословению батюшки я несла послушание старосты и свечницы, а вскоре вместе с сестрой Людмилой мы стали первыми певчими на клиросе нового храма.

 Храм Свт. Иоанна архиепископа Сан-Францисского и Шанхайског г. Твери

В истории поселка Литвинки, ставшего теперь одним из районов Твери, никогда не было храма. Если не считать того, что здесь триста лет назад был скит святителя Тихона Задонского, где он творил уединенную молитву когда был в Твери архимандритом Отроч монастыря. Было заметно, что люди ещё не привыкли к новому храму и заходили в него с большой осторожностью. О святом Иоанне Шанхайском они никогда не слышали и считали его не православным, а китайским или католическим святым. Поэтому первой задачей храма стала просветительская работа среди будущих прихожан.

Однажды осенью, когда я была на свечном, в храм зашла невысокая, хрупкая, средних лет женщина и очень долго стояла перед иконостасом. Я почувствовала, что её что-то мучает и попыталась с ней заговорить, но она всем своим видом показывала, что не желает никакого общения. Она резко развернулась и быстро вышла из храма.

Периодически я вспоминала о ней, но почему-то она долго не приходила в храм и вдруг, неожиданно появилась снова. Всё повторилось точь-в-точь, как в первый раз. На общение со мной она по-прежнему не шла и ничего не спрашивала.

Храм наш небольшой, прихожан было еще совсем немного и все они были на виду. Спустя некоторое время, к своей радости, я увидела эту женщину на службе, потом ещё и ещё. Я стала замечать в ней положительные перемены. Она стала интересоваться храмом, житием святителя Иоанна, православной литературой, особенно той, где говорилось о крещении, купила несколько икон. Было видно, что у нее появился живой интерес к происходящему в храме, не только по службе, но и к делам храма.

Мы познакомились. Её звали Татьяна Витальевна. Общаясь с ней, я обратила внимание на то, что она обладала редким в наше время качеством характера – честностью, правдивостью, порядочностью, неумением кривить душой. Это нас очень сблизило друг с другом.

Теперь Татьяна стала приходить в храм каждый день после работы, и мы стали общаться с ней по – дружески и более откровенно. Видимо, и она почувствовала во мне то, что было близко ей, стала доверять мне и рассказывала что-то о себе, а я ей – о себе.

Валентина Цветкова и Татьяна Суровцева

Прихожане храма с первыми двумя священниками храма Святителя Иоанна Дмитрием Карапетовым и Виталием Симорой (справа на лево). Фото 2012-2013 гг.

Она доверила мне свои тайны. В поисках веры, но по своей духовной неграмотности и незнанию, она попала в секту «Свидетели Иеговы». И посещала её до тех пор, пока не поняла, что это не та вера, не тот путь к Богу, который она ищет. Началось душевное смятение. Как найти ту истинную веру? Эти поиски и привели Татьяну в наш храм. Теперь и мне стало понятно, почему она с такой осторожностью прежде заходила в храм.

Постепенно, при общении с Татьяной, выяснилось, что она не крещёная, это очень мучило её и она не знала, как ей поступить? Татьяна доверилась мне и с надеждой ждала, что я ей скажу. Конечно, я деликатно объяснила ей, что надо обязательно покреститься, довериться Богу, ведь основа жизни человека это истинная вера. Своими силами человек не может справиться со всеми напастями и в то же время Господь даёт человеку право выбора. И Татьяна сделала свой выбор.

Прошло около двух месяцев и она сама заговорила о таинстве крещения. Расспрашивала меня, что для этого нужно и кто будет присутствовать при крещении, кроме батюшки и певчих? Особенно она делала акцент на последнем. Я поняла, что её что – то смущает, беспокоит и напрямую спросила об этом.

И Татьяна решилась, она открыла мне, тогда ещё малознакомому человеку, свою страшную тайну о том, что у неё онкологическое заболевание. От химиотерапии у неё выпали все волосы и как женщина, она страдала от этого. Я была потрясена откровением Татьяны и тут же успокоила её, что в храме при таинстве крещения никого посторонних не будет, только батюшка и певчие. Мои слова утешили Татьяну и она согласилась.

4 декабря 2012 года в жизни Татьяны свершилось сокровенное, таинственное событие – таинство крещения! Знаменательно, что произошло оно в праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы. Как же радовалась новоявленная раба Божия Татиана, это просто не передать! Она вся светилась, сияла как новорождённая! Произошёл коренной перелом в её жизни! Она стала новым человеком – христианкой! Мы были очень рады за Татьяну и поздравили её с Днём Ангела!

Первый настоятель храма о. Дмитрий Карапетов. 2012 г.

Теперь Татьяна стала прихожанкой нашего храма, ходила на службы,

участвовала во всех мероприятиях, выучила «Символ веры», молитвы «Отче наш», «Иисусову молитву», «Богородице, Дево, радуйся». Позднее, она выучила некоторые песнопения и при пении «Херувимской» и «Милости мира» подпевала нам.

После архиерейской службы. Слева на право: иерей Виталий Симора, староста храма Вадим Степанов, митрополит Тверской и Кашинский Виктор, благочинный 2-го городского округа архимандрит Амфилохий Желябовский. Фото 2013 г.

После Крещения Татьяна стала готовиться к таинству покаяния — первой исповеди. Как человек ещё неопытный в духовной жизни, Татьяна нуждалась в помощи. Я рассказала ей, как подготовиться к исповеди и причастию.

Многие прихожане заметили что, несмотря на болезнь, после крещения Татьяна стала более радостной, вернее, она умела радоваться, как радуются дети, открыто и от всего сердца! А радость эта особенная – теперь Татьяна была со Христом и своей жизнерадостной улыбкой заражала все нас.

Иерей Виталий Симора (Татьяна держит плат)

 
После принятия таинства Крещения мы с Татьяной ещё более сблизились. Я рассказывала ей доверительно о своей жизни, о своей семье, откуда я родом. Она стала больше доверять мне, рассказывать о себе, раскрывать свою душу.

Поделилась своей радостью, что у неё есть взрослый сын, он замечательный врач терапевт. К сожалению, с мужем жизнь не сложилась. С ним она развелась из-за его пристрастия к алкоголю. Из-за своей болезни Татьяна соблюдала диету и в целях оздоровления организма занималась йогой. Даже показала мне несколько приёмов.

Несмотря на тяжёлое заболевание, Татьяна всегда приходила в храм в позитивном настроении, она была энергичной, очень любознательной, хотела узнавать что-то новое, была терпеливой, усидчивой и доброжелательной. И в то же время, если она с чем-то была не согласна, открыто говорила об этом.

 

На Крестном ходе по реке Тьме

Постепенно Татьяна заинтересовалась богослужением. По благословению батюшки стала учиться чтению на церковно-славянском языке. Этот мощный, величавый язык для всех православных является священным. Он не употребляется в быту, на нём совершается таинственное общение христианина с Богом. Поэтому, Татьяне, как и другим людям, делающим первые шаги в богослужении, нужна была помощь, и я с удовольствием помогала ей изучать алфавит. Она быстро освоила его и приступила к чтению часов на Божественной Литургии, читала Шестопсалмие на Утрени.

На клиросе мы пели вдвоём с сестрой Людмилой, поэтому чтение Татьяной часов и Шестопсалмия очень помогало нам в службе. Татьяна была какой-то воздушной, лёгкой, что мы иной раз не замечали, когда она приходила на клирос — так тихо, бесшумно она появлялась. И когда её не стало, ещё долгое время казалось, что Татьяна тихо и незаметно вот — вот придёт на службу.

В ноябре 2012 г. по Божией милости свершилась моя давняя мечта – я вместе с дочерью совершила паломническую поездку на Святую Землю! Путешествие на реку Иордан и омовение в её священных водах – неотъемлемая часть паломничества. Белые сорочки и Иорданскую воду мы привезли со Святой Земли на Родину как драгоценные святыни.

На Крестном ходе по реке Тьме

 

Для Татьяны я привезла в подарок эту святыню — белую сорочку, которую погружала в воды Иордана, бутылочку иорданской воды и крест от Гроба Господня. Она приняла эти святыни с благодарностью и большой надеждой на исцеление.

Духовная жизнь Татьяны расширялась. За небольшой срок пребывания в храме она познакомилась с некоторыми прихожанками, приобщившими её к участию в Крестном ходе по реке Тьме. Он организовывался настоятелем тверского храма Святой блаженной Ксении Петербургской отцом Сергием. Шли пешком, в день проходили по 10 км, всего в один конец около 50 км! Для Татьяны, с её заболеванием это было большим испытанием, преодолением, но она бодро и стойко, с Божией помощью, выдержала его.

В июле 2013 г. Татьяна побывала в паломнической поездке в Псково-Печерской лавре, в древнем Изборске и источнике «Словенские ключи». Было заметно, что вернулась она оттуда другой, будто открылось ей что-то, о чём она раньше не ведала. Она стала больше читать творения святых Отцов, полюбила церковные службы. Нам с сестрой привезла воды из «Словенских источников». Сохранилась бутылочка, на которой рукой Татьяны было написано – «Изборск, целебный источник «Словенские Ключи», 6 июля 2013 г. – для исцеления глаз».

Спустя год, после открытия храма, 2 июля 2013 г. на Престольном празднике в честь Святителя Иоанна Шанхайского служил владыка Виктор. Во время проповеди я заметила, как Татьяна живо реагирует и ловит каждое его слово – душа её была открыта Богу!

Татьяна участвовала во всех субботниках, которые я организовывала по благоустройству территории, несмотря на то, что была постоянно на химиотерапии. В ней чувствовалась внутренняя сила, она жила жизнью храма, его делами и проблемами и делала всё с большим желанием!

Как-то в разговоре, я сказала Татьяне, что мне тяжеловато ездить в Литвинки каждый день, целый час уходит на дорогу и столько же обратно. Хорошо бы выбрать старостой храма кого-то из местных. На что она мне ответила: «Валентина Ивановна! Я бы с удовольствием Вас заменила, но моё здоровье этого не позволяет. Я так люблю быть в храме, молиться, участвовать в службе, убираться, мыть полы, но у меня постоянно процедуры и к тому же, я еще работаю».

А я подумала: «Какая же отзывчивая душа у тебя, милая Татьяна».

 

Уборка храма к празднику

 

Троица. С иереем Виталием Симорой

 

Татьяна с большим терпением и стойкостью выполняла рекомендации врачей и по мере сил выполняла разные поручения по храму, а так же посещала духовно-нравственные городские мероприятия, которые организовывал настоятель нашего храма отец Роман Манилов: ежегодные «Покровские вечера», «Свято-княжеский фестиваль искусств», концерты православных хоров, была на встрече со священником Петром Перекрёстовым из Сан-Франциско (ключарём храма « Всех скорбящих Радость», в котором служил святитель Иоанн), на встрече с известным священником Артемием Владимировым из Москвы.

Была она и в Доме поэзии Андрея Дементьева в Твери на вечере памяти поэта Станислава Золотцева, куда приглашала её моя сестра Людмила, исполнившая романс «Метель» на музыку Г. Свиридова и стихи С. Золотцева. На этом вечере Татьяна выглядела необычайно модной и элегантной, в хорошем настроении. Её до слёз растрогало исполнение романса Людмилой.

Она радовалась каждой минуте, каждому мгновению жизни, за что постоянно благодарила Господа. « Всякое дыхание да хвалит Господа!»

На общих фото батюшки с прихожанами видно, что в храме среди всех, нет счастливей Татьяны, с её ослепительной улыбкой!

15 декабря 2013 г. у всех жителей посёлка и прихожан храма появилась счастливая возможность поклониться чудотворному образу Выдропужской иконы Божией Матери. С особым трепетом и мольбой молилась Татьяна у чудотворного образа.

После службы с прихожанами: иерей Роман Манилов и гость из Франции Джо Сааде.

 Фото октябрь 2012 г.

 Однажды, в конце 2013 г. мы были с Татьяной в храме одни. Я стояла за свечным ящиком, а она у окна, которое находится с левой стороны. Внезапно, откуда ни возьмись, налетела огромная птица, раскрыла крылья и клюв и с силой ударилась в окно. Это был коршун. Он так страшно шипел, что было слышно даже через стекло. Татьяна вскрикнула от страха, очень испугалась и с ужасом смотрела на меня. Я тоже сильно испугалась и была в замешательстве. Но ради Татьяны не показывала вида, взяла себя в руки и чтобы не усугублять её страх, отвела её в сторону от окна и стала успокаивать. Она упала на колени перед Распятием, горько заплакала и сквозь слёзы сказала мне: «Это ведь плохая примета, правда, Валентина Ивановна?».

«Да какая это примета, — сказала я, — ерунда всё это, суеверие, сказки, а не примета. Забудь и не думай об этом».

Видимо, мои слова убедили её и она об этом больше не вспоминала об этом, по крайней мере, со мной.

Вскоре батюшка решил организовать второй хор и Татьяна увлеклась изучением церковных песнопений, для этого она даже находила время посещать воскресную школу при тверском храме «Трёх исповедников».

 

 Болезнь не отступала. Осенью 2014 г., сын Татьяны повёз её на обследование в Москву. Татьяна никогда не просила о помощи, тем более, материальной, но мы узнали, что были нужны деньги на операцию. У себя в посёлке от работников института, амбулатории, некоторых жителей собрали с сестрой пожертвование на лечение значительную сумму и передали ей. Она была благодарна и очень смущена этим.

Но после повторного обследования в операции ей было отказано. Тогда сын обратился в Тверскую онкологическую больницу, где ей сделали ещё один курс «химии». К сожалению, результатов на улучшение не было. Татьяна постоянно сдавала анализы и были моменты, когда ей становилось немного лучше, и мы вместе с ней радовались этому, благодарили Господа. Но об этом она ни с кем не говорила.

В момент этого улучшения, чтобы как-то отвлечь Татьяну, я пригласила её к себе в гости, объяснив, как доехать. Была поздняя осень 11 ноября 2014 г. Мы хорошо провели время, нам было интересно вместе, было легко общаться друг с другом, будто мы были давно знакомы.

Я до сих пор не могу понять, откуда в этой маленькой, худенькой и хрупкой женщине была такая внутренняя сила? Она никогда не говорила о своём самочувствии, пока её не спросишь. Она никогда не ныла как ей плохо и не навязывала, не вешала на других рассказами о своей болезни. Наоборот, даже в таком состоянии, она не потеряла интерес к жизни, её интересовало всё, до мелочей.

Мы посидели за столом с чаепитием, смотрели семейные альбомы, слушали песни, в общем, общались до самого вечера, пока за ней не приехал сын.

Чтобы поддержать в Татьяне тягу к жизни, я сказала, что будущей весной приглашу её к себе на дачу и мы обязательно будем любоваться цветущим садом, яблонями, сливами, вишнями.

«Хорошо бы», — мечтательно произнесла Татьяна.

Всю зиму до весны Татьяна боролась со своей болезнью, она бесконечно верила в успех, ни на минуту не сомневаясь в успехе.

К сожалению, цветущий сад она не увидела. Сильные, мучительные боли выматывали её, но даже когда тверские онкологи окончательно выписали её домой, она не утратила веры и оптимизма.

Татьяна искала новые средства от этой страшной напасти, но уже народные. За лечение этими новыми средствами она ухватилась как утопающий за соломинку. Татьяна очень хотела жить, она любила жизнь и вместе с сыном, по совету своей знакомой по палате, они приняли решение лечиться ядовитым растением аконитом. Якобы одна женщина вылечилась, принимая это необычное средство.

В безвыходной ситуации, в которой находилась Татьяна, выбирать не приходилось и она приступила к лечению. Схема лечения была сложная. Я не всё помню, что она рассказывала мне об этом лечении, но пить аконит надо было по одной капле до десяти капель — по восходящей, а потом, по нисходящей – от десяти капель до одной. При этом нельзя было пить воды.

Своими силами справиться с такими страданиями было невозможно и Господь послал ей терпение, ведя к духовной высоте! В таком состоянии Татьяна не пропустила ни одной службы в храме, исповедовалась, причащалась святых Христовых Таин, из последних сил читала на службе часы! Она твёрдо верила, что Господь не оставит её без помощи! Я старалась, как могла укрепить в ней эту веру. Видя её муки и страдания, я в очередной раз не переставала удивляться её силе духа и крепости веры. Ни разу она не пожаловалась ни на жизнь, ни на болезнь, вообще, ни на что не жаловалась! Сказала только однажды: «Наверное, я, Валентина Ивановна, сильно нагрешила, что Господь меня так испытывает. Но мне, как христианке, надо радоваться этому! Значит, Он помнит обо мне, значит, любит».

И при этом, она как-то виновато смотрела на меня, но с надеждой на Божию помощь! Теперь, когда прошло время, я понимаю, что Татьяна в это время делала первый шаг к спасению. Ведь начинается оно, как нам говорят Отцы Церкви, когда человек увидит в себе свои грехи. Она постоянно молилась, иной раз без слов, её сердце открылось Богу и радовалось, что оно с Ним!

Как у неё на всё хватало времени и сил, не представляю? Татьяна постоянно сдавала анализы, пересматривала своё диетическое питание. Надо отдать должное сыну, который боролся с болезнью мамы вместе с ней. Он старался из всех сил, делал всё возможное и невозможное, чтобы помочь любимой маме. Так совпало, что в этот период у него были сложности на работе: уволились все врачи из амбулатории, он один принимал всех больных со всех участков, одновременно были вызовы на дом и по «скорой помощи», плюс учёба. Да ещё, как специально, были всякого рода проверки, шёл ремонт амбулатории, были разные встречи с начальством Областного здравоохранения, заседания, встречи по общественной работе как депутата. Приезжал домой усталый после напряжённого дня, помогал и всё делал, что необходимо для мамы. Как и мама, он никогда не жаловался и всё успевал.

У Татьяны была настолько отзывчивая душа, что и во время болезни она думала не только о себе. Когда в марте 2015 г. была нужна молитвенная поддержка в родах моей внучке, то Татьяна с радостью откликнулась и молилась вместе со всеми родными. Она так радовалась, когда родилась наша Варенька! Спасибо, тебе, Татьяна, я и мои родные помним об этом!

Наступил май 2015 г., самая прекрасная весенняя пора, деревья в свежем зелёном наряде, всё цветёт, благоухает. К концу мая Татьяна совсем ослабла и редко приходила в храм. Теперь мы виделись с ней, когда я с отцом Романом приходили к ней домой, чтобы отслужить молебен, исповедать её и причастить.

Понимая всю сложность ситуации и чтобы не докучать лишний раз, я иногда звонила ей и предлагала свою помощь, но она отказывалась. Конечно, я её понимала: никто не хочет, чтобы тебя видели больной и беспомощной? Никто! И в то же время она не хотела обременять меня своими проблемами. Со временем она согласилась принять мою помощь и я стала ездить к ней домой.

С июня 2015 г. после службы в храме я шла к Татьяне и оставалась у неё до вечера и мы душевно общались, читали акафисты и молитвы. Я узнала её предпочтения в еде, готовила ей бульоны, вкусные супы. А у себя дома, по её просьбе я готовила тонкие блины на молоке с дырочками, запеканку творожную, котлеты куриные на пару, протёртые супы. Теперь, чаще общаясь, мы ещё больше сблизились с Татьяной, духовно сроднились.

Несмотря на слабость, Татьяна тщательно соблюдала личную гигиену ,т.к. проблемы у неё были с кишечником, она вся была в трубках. Она была удивительно чистоплотной, выглядела всегда опрятной. Я просила её ничего не делать по дому, но она из последних сил, до последних дней мыла полы, посуду и т.п., чтобы хоть как-то облегчить быт любимому сыну, создавая уют. Татьяне до всего было дело, и когда сын шёл за продуктами, то она давала ему практические советы, где и у кого лучше купить картошку, сыр, творог и фрукты.

Однажды зашёл разговор о том, чтобы у меня были ключи от её квартиры, т.к. сын, уходя на работу, оставлял для меня дверь не запертой на ключ. Но всё равно я не могла попасть в подъезд, так как был нужен ключ, чтобы его открыть. Втроём решили, что мне нужны ключи и от квартиры, и от подъезда. Татьяна тут же сказала сыну:

«Отдай Валентине Ивановне мои ключи, они там, на тумбочке лежат, пока они мне не нужны». Это «пока» она произнесла так легко, без всякой тени сомнения в том, что ключи ей скоро пригодятся.

Оставаясь с Татьяной наедине, я старалась облегчить её состояние – делала ей массаж головы массажной расчёской. Волосы, несмотря на «химию», отросли у неё шикарные, очень густые. Потом тихонечко, осторожно массировала ноги, они очень сильно болели. И одновременно вели беседы – говорили, говорили по душам…Она была со мной откровенна, открыла много своих секретов и тайн (о них я никому не говорю, это тайна), а я была откровенна с ней. Это было похоже на исповедь друг перед другом. А на самом деле это были две исповеди перед Богом! Он открыл наши сердца! После всего рассказанного, нам обеим стало очень легко на душе и захотелось петь! Сначала мы пели тропари, знакомые церковные песнопения, молитвы, а потом я стала петь лирические песни из своей юности. Татьяна с интересом, очень внимательно слушала их и сказала:

«Какие хорошие песни! Но я ни одной из них не знаю, как нежно Вы их поёте!».

И тут же спросила: «А вот эту песню Вы не знаете?». И запела её:

«В молодой осоке прячутся и дожди, и солнце,

 Ой, кому – то нынче плачется,

 А кому смеётся».

И горько заплакала. Слёзы как горошины текли из её ясных голубых глаз… Я сама, глядя на неё, чуть не разрыдалась. Но чтобы успокоить Татьяну запела ей ещё одну песню. Она заметила это и сказала мне:

«А Вы хитренькая, Валентина Ивановна».

Я уже писала, что Татьяна решила начать лечение ядовитым растением аконитом. Как раз в это время то лечение и началось. Часть лечения прошла благополучно и снова у Татьяны появилась надежда, но потом начались проблемы: организм перестал принимать пищу, хотя у неё появился аппетит. Она испытывала ужасные муки – даже на пустой желудок её мучила рвота. Потом начались боли в животе даже от приёма воды. Можно было только смачивать водой губы. Жажда мучила Татьяну, на моих глазах страдал человек, а я не могла ей помочь. Она мечтала, чтобы просто напиться воды и сказала мне:

«Валентина Ивановна! Я так пить хочу, что если б это было можно, я бы упала на дорогу и пила из грязной лужи». Я старалась держаться, быть внутренне собранной. Видя рядом такие муки, сдержаться от эмоций очень сложно, помогала только молитва.

В последнюю неделю августа я была у Татьяны вместе с отцом Романом. Батюшка её причастил и я помню, как Татьяна, смиренная и просветлённая, сидела на диване в своём любимом розовом шарфике в горошек.

Вскоре батюшка собрался уходить, я тоже стала собираться домой и сказала Татьяне, что в Покровский храм привезли чудотворную икону Божией Матери «Всецарица», вот бы организовать нам, чтобы ты к ней приложилась.

И, когда я стояла уже одетая у дверей, то Татьяна из своей комнаты стала пристально на меня смотреть. Она смотрела на меня как-то особенно пронзительно и я никогда не смогу забыть этого взгляда. Татьяна смотрела на меня широко открытыми глазами, ласково и нежно и в то же время, с грустью и удивлением. У меня защемило сердце от этого взгляда, по спине побежали мурашки и холодок.

Но я не сразу поняла значения её взгляда, подумала, что, может быть, я что- то сказала не то, обидела чем-то невольно или что-то сделала не так, ведь болеющего человека легко обидеть? Я, почувствовала, что она хочет мне что-то сказать, но почему-то не может этого сделать, а просто смотрит на меня, в мою душу и молчит.

Всю ночь я не спала, думала о Татьяне, молилась, отгоняла мысли о самом страшном, и с утра пораньше поехала к ней. Татьяна была совсем слаба, она уже месяц без пищи и воды, держалась только за счёт витаминов, которые вводил сын. Меня мучил её вчерашний взгляд и я спросила об этом. Она смиренно и спокойно ответила мне:

«А Вы, разве не поняли, Валентина Ивановна? Я прощалась с Вами».

По тому, каким тоном она произнесла эти слова, стало ясно, что Татьяна смирилась, она была готова к великому таинству её нового рождения из земной временной жизни в вечность. Жизнь устроена так, что мы все на земле странники, взыскующие Вечного Града – Небесного Иерусалима.

Я воцерковлённый человек была сражена наповал словами Татьяны о прощании. Я говорю о том, что и христианину тяжело принять весть о смерти человека. Утешало то, что Татьяна уходила как христианка.

От слов Татьяны я плохо соображала, не зная, как мне сейчас вести себя с ней, о чём говорить? Что делать? Я была в растерянности, сидела возле неё и молчала, едва сдерживая себя, чтобы не разрыдаться, гладила ей руку. Татьяна за последний месяц совсем исхудала. В полудрёме, слабым голосом она попросила меня: «Валентина Ивановна! Расскажите что-нибудь, Вы всегда так хорошо и интересно говорите».

Сейчас уж не помню, что я ей тогда говорила, но что-то говорила. Она пыталась мне отвечать, но не могла, у неё уже не было сил.

В этот день сын Татьяны приехал с работы раньше обычного и обрадовался, что мама была не одна, под присмотром. Я сказала ему, что завтра, 30 августа я приеду, а 31 августа не смогу из-за неотложных дел.

30 августа 2015 г. я приехала к Татьяне с утра. Августовское утро было тёплое и красивое. Но уже чувствовалось приближение осени. Птицы собирались в стаи, готовясь к полёту в более тёплые края.

Сегодня Татьяна не привстала, как обычно, с постели и не ответила на моё приветствие. Я подошла к ней и наклонилась поцеловать её в щёчку, а она мне тихо — тихо сказала:

«Валентина Ивановна, от Вас всегда так вкусно пахнет, от чего такой аромат?».

«Это французские духи «Клема». Мои любимые, они мне тоже очень нравятся» — ответила я. «Кле –ма -а…» — повторила за мной Татьяна нараспев и попыталась улыбнуться.

По просьбе Татьяны я рассказывала ей разные истории из своей жизни, читала молитвы, а она слушала, впадая в забытье. Очнувшись, снова слушала и снова проваливалась. Получилось, что я весь день говорила одна, она только слушала. Иногда она поднимала руку, показывая, чтобы я смочила ей губы. Я, как сиделка, исполняла все её просьбы. Прощаясь, я сказала ей, что завтра приехать не смогу, а вот послезавтра приеду обязательно. В ответ она слабо пожала мне руку. Всю дорогу до дома я думала о Татьяне, молилась, а на душе было нехорошее предчувствие.

1 сентября я поехала в Покровский храм, чтобы приложится к чудотворной иконе Божией Матери «Всецарица» со святого Афона и помолится.

«Вот бы Татьяне приложится к этой чудотворной иконе, но как это сделать, она совсем ослабла» — думала я. И с этой мыслью после поездки в храм, около пяти часов вечера, я зашла в квартиру. И только я хотела почитать Акафист «Всецарице», перекусить с дороги, как зазвонил мой телефон. Это звонил сын Татьяны, он сообщил скорбную весть: «Валентина Ивановна, мама умерла». От горя он был в шоке. Я тут же ответила, что вызову такси и приеду поддержать его.

Встреча Татьяны с чудотворной иконой Божией Матери «Всецарица» все же состоялась! Отпевали её 3 сентября 2015 г. в Покровском храме г. Твери прямо у самой иконы. В маленький храм Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского п. Литвинки невозможно было занести гроб и вместить всех присутствующих. На прощании пришло большое количество людей – друзей и сослуживцев. За поминальной трапезой было сказано много добрых слов о Татьяне.

Так совпало, что праздник иконы Божией Матери «Всецарица» приходится на 31 августа, накануне ухода Татианы в мир иной.

Татьяна Суровцева на клиросе

 

Я благодарна судьбе, что она свела меня с таким удивительным человеком, с прекрасным именем Татьяна. Она недаром носила это христианское имя святой мученицы Татианы. Святая Татиана была преданной Богу и Церкви. При гонении на христиан была схвачена и предана мучениям.

 «Светло во страдании твоем возсияла еси страстотерпице, от кровей твоих преиспещрена, и, яко красная голубица, к Небеси возлетела еси, Татиано: тем же моли присно за чтущия тя» — поется в кондаке о святой мученице Татиане.

Несмотря на моё короткое общение с Татьяной, мы подружились с ней и стали близкими людьми, мне её очень не хватает. Не проходит дня, чтобы я не вспоминала о ней. Татьяна стала для меня, и не только для меня, а для всех, кто её знал, примером непоколебимой, настоящей живой веры, примером бесконечной любви к Богу, людям, огромной любви к жизни! Она очень хотела жить!

Поиск Бога у всех происходит по-разному. Одни всю жизнь посвящают этому. Господь так управил, что став прихожанкой храма в честь святителя Иоанна, Татьяна за три года совершила большой духовный путь в познании Бога.

Господь сказал: «Кто будет веровать и креститься, спасён будет». Татьяна покрестилась в нашем храме, и зерно веры дало росток в вечную жизнь для спасения её души.

Кроме этого, храм сблизил нас с Татьяной, мы стали духовно близки. И эта духовная связь не прекратилась после её ухода. Лучшего примера того, что происходило на моих глазах, настоящей детской веры и смирения перед волей Бога, я не встречала. Господь был в её сердце! Царствие Небесное, душе твоей, раба Божия Татиана!

 

 

 

Престольный праздник храма свт. Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского п. Литвинки г. Твери. 2 июля 2014 г.